Мой скромный опыт-4

В конце войны

Рано или поздно, но одна армия город оставляет, тогда как вторая — в него входит. Припасы к тому времени истощенны, взять их уже не где. Зачистки домов фронтовыми частями и ОМОНом уже закончились. Наступает время налаживания мирной жизни. Законы прошлой власти уже не действуют, законы нынешней, ещё не действуют. Город переполнен войсками, техникой, журналистами, представителями благотворительных организаций. Внезапно вы узнаёте о появлении администрации города. За частую, это те же лица, что стояли у руля при прежней власти. Вроде бы — самое время вздохнуть облегчённо, война прошла, вы живы, семья не пострадала. Человек расслабляется и сразу же, в виде наказания, получает новые, очень не приятные, проблемы. Первая из них — соседи.

Соседи.

Нет, ни те, что сидели под взрывами в подвалах, ни те, что смотрели на тебя голодными глазами, а те, кто успел уехать до полной блокады города. Они возвращаются в свои дома. А дома раскрыты, а вещи, разворованы, да ещё и на гажено в комнатах. Естественно, самые обиженные, именно эти соседи. Им глубоко наплевать на то, что вы, находясь в городе, рискуя жизнью, спасли им кров и маленькую толику их имущества, они задают вопрос, а почему ты не сберёг всего.

Их возмущению нет придела, и тот факт, что не будь тебя, возвращаться бы им было не куда, совершенно их не волнует. Есть с кого спросить, есть кого обвинить. Остался – воровал. Логика железная! На голову человека, прошедшего семь кругов ада, сыплются не благодарности, а обвинения. Взятая во время войны, фляга, может перерасти, в обвинение тебя в полном разграбления тобой их жилища. Посыплются угрозы, попытки поиска у тебя своих вещей, требованье вернуть всё, что пропало в их доме.

Ваш довод о том, что дом стоял без хозяев, что происходили зачистки и грабежи, что мародёры всех окрасов и мастей, посещали именно их дом как клуб по интересам, отметаются соседями сразу — ты остался, ты и воровал. Они не могут предъявить претензии кому- то ещё, во время грабежа их то не было, по этому все проклятия и всё недоверие — «любимому» соседу. По этому, примите мой совет: ни грамма муки, ни глоточка воды, ни гвоздика, не берите с дома соседа!

Как бы вы близки с ним не были до войны. И никогда не берите на себя ответственности за его сохранность его жилища, разворовывают, пусть воруют, ломают, да и чёрт с ним! Война всё равно проведёт границу между теми, кто уехал и теми, кто остался. Те, кому посчастливилось уехать, вернувшись и видя то, что осталось от их жилья, никогда не поймут того, кто остался и чьими усилиями, хоть что- то сохранилось. Но это лишь первая «головная боль», а таких «болей» будет много.

Следующая проблема – вода.

Новая власть – новые порядки. Придя очередной раз за водой, вы вдруг обнаружите закрытые резервуары и охрану возле них. Вас соберётся толпа, жаждущих получения влаги, вот этой толпе и объяснят, что пить эту воду, оказывается, опасно, что для улучшения водоснабжения населения администрация и благотворители выделили средства на починку водопровода, а пока его не починили, воду вам будут доставлять автомобильным транспортом.

Ну, правда, транспорта осталось мало, по этому вода будет доставляться ограниченно. Во дворе школы установят пластиковый резервуар с кранами для забора воды и по часам станут эту воду привозить. Представьте, толпа народу, пришедшая на водопой в положенное время, ограниченное количество кранов, давка, ор, слёзы, драки за очередь и прочие развлечения, романтика!

Ещё одно романтическое мероприятие- раздача гуманитарной помощи.

Вот где, сильнейшая встряска для вашей, и так уже покалеченной, психики. В одном из домов квартала выделят помещение для хранения и раздачи гуманитарной помощи. Вы не знаете что такое гуманитарная помощь? Объясняю. Это то что появляется в первую очередь на базарах во время войны в городах, близких от очага конфликта. При этом, на базарах «гуманитарной помощи» много, но за деньги, а вот в местах прямого применения, её обычно мало, но бесплатно.

Столь мало, что коробку продуктов из расчёта на одного человека на три- пять дней, выдают на трёх, а то и на пятерых человек. Малое количество гуманитарной помощи, компенсируют подвозом продуктов с других, не затронутых войной, городов. Эти продукты тоже раздают бесплатно. Разница между «гуманитарной помощью» и этими продуктами лишь в одном, если «гуманитарку» можно, хоть и с трудом употреблять, в пищу, то эти продукты, за частую, в пищу не годятся. Так на нашем квартале выдавали муку, чёрного цвета и с червями, подсолнечное масло не годное для использования, консервы, взрывающиеся при вскрытии, червивую фасоль.

А теперь, самый большой курьёз. Выдачу гуманитарной помощи начинают производить не в военное время, когда народ идёт на преступление ради еды, а после, когда приезжают жители, покинувшие город во время войны. И именно им достаётся львиная доля продуктов. Так как и сил у них побольше, и нервотрёпки было по меньше. Человек прошедший войну, обычно просто махнёт рукой и уйдёт добывать продукты старым, проверенным способом. Именно приезжие, самые униженные и оскорблённые. Именно их, так не устраивала свергнутая власть.
Ещё одна проблема, возникшая из ниоткуда — лечение.

Во время войны, кроме латания попорченной кожи, никакого лечения человек не проводил. Обычно на войне болеют редко, но если болеют, то либо быстро выздоравливают, либо столь же быстро умирают. Но после войны, весь тот стресс, что получил мирный, когда то, человек, мгновенно оборачивается целым букетом, внезапно вылезших болячек.

Мгновенно «сыплются» зубы, появляется язва желудка, начинают мучить головные боли. Человек не может уснуть, а если и спит, то плохо и не высыпается. Это лишь скромный список моих собственных болезней. Я видал списки раз в пять длиннее. Лечение стоит денег и времени, а выживший в такой «мясорубке» человек, обычно ценит и то, и это. По этому просто не лечиться, или по быстрому залечивает. Вам бы не советовал столь наплевательски относиться к своему организму, если конечно в процессе выживания вам не надоело жить.

Есть ещё множество видов «народных развлечений» призванных облегчить жизнь человеку после серьезных испытаний перенесённых им. Выдача компенсаций за разрушенное жильё, выдача одежды, сбор утерянных документов, вот, далеко не полный список. Но, как замечено не мной, в основном все эти мероприятия, вместо оказания помощи человеку, приводят к полному его унижению, а если добавить к этому списку ещё и поиски пропавших без вести родственников, опознание близких в трупах, пролежавших долгое время в «братских» могильниках, то ситуация вообще становится просто ужасающей. Человек, даже после продолжительного времени после войны, продолжает нести свой крест.

Он оглушён, растерян, зачастую не знает законов, ему можно «впарить» любое враньё и он поверит. Кроме того, пора жалости и участия к этому человеку других, не прошедших и не знающих что такое война, людей, сменяется на раздражение. И часто начинаешь слышать в ответ на просьбу о помощи скупое — « нечего было там сидеть. У каждого свои проблемы»

Ещё одна проблема, возникающая сразу же после войны — работа.

Точнее, её отсутствие. Места вашей прежней работы, разрушены. Финансирование этих организаций ещё не началось. Работа становиться бесплатным развлечением. Есть, конечно же, выход, идти на стройку, благо строить и восстанавливать после войны много, но пользуясь полным человеческим безденежьем, платить за работу вам будут копейки.

Ещё выход, это базар. При полном отсутствии магазинов, базар становится и единственным местом, что- либо купить, и чуть ли не единственным местом работы. Но, базар хорош для того, кто выставляет свой товар. По этому во время войны позаботьтесь о выборе товара, складировании и как только перестают бить орудия, смело начинайте торговать. Первыми покупателями у вас будут военные, а том и местное население подтянется.

И чем раньше вы начнёте сезон распродажи, тем удачнее будет ваш бизнес. Ещё одна возможность заработка в послевоенном городе, это открытие своего дела. Из всех вышеперечисленных вакансий, эта, пожалуй, самая прибыльная. Так один мой родственник, проработавший долгое время до войны пекарем, после войны открыл свою пекарню, а знакомая женщина, имеющая большой опыт в лечении зубов, стоматологический кабинет.

При этом многие организации, имеющие право запретить твой маленький бизнес, либо отсутствуют по причине войны, либо ещё не сформированы, либо смотрят «сквозь пальцы» на отсутствие нужных документов и положенных условий для клиентов. Ведь те, кто работают в этих организациях, тоже сидели в подвалах, тоже страдали от голода, бомбёжек и прочих лишений. Эти люди прекрасно понимают человека, открывшего, к примеру, кафе, но не обеспечив при этом наличие водопровода и канализации. Такие люди сами посещают подобные заведения, питаются, лечат зубы, стригутся.

Созданный тобой «островок мирной жизни» позволяет им, хоть на время забыть о том, что весь город в руинах, о том, что война ещё идёт, хоть на время, попасть в эту самую, так давно позабытую, мирную жизнь.

Постепенно происходит деление среди людей прошедших войну. Многие бравируют самим фактом проживания в городе во время войны. Они начинают свысока, поглядывать на соседей, вовремя уехавших. Эта бравада произрастает, из не способности вовремя перестроится на мирные рельсы. Возникшая социальная изоляция, обусловливаемая полной душевной разрухой. Человек замыкается в приделах своего двора и в приделах своих переживаний. Каждый день он «проигрывает» в своих воспоминаниях тот ужас, что ему пришлось пережить. Таким людям просто необходима помощь психолога, но как и где её получить, они не знают. Поствоенный синдром может продолжаться годами, полностью высасывая из человека все душевные силы.

Ещё одна группа людей, старается поскорее забыть о том, что им пришлось пережить. Обычно, такие люди покидают место своего жительства и уезжают по дальше. Это даёт им призрачную надежду, не видя города своей жизни, смешиваясь с людьми, не пережившими подобное, забыть произошедшее. Но, как показывает практика, забыть ничего не удаётся. Человек постоянно навязывает себе и другим традиции и принципы, привычной ему жизни, или полностью отвергает, в себе то, что хоть чем то напоминает ему прошлое.
Пример: не пьющий человек, попадая после войны в не знакомую атмосферу, легко спивается.

Группа таких людей, проживающих, волею судьбы, в другом городе, по началу стремятся изолироваться в своём, привычном ареале, но, в последствии, группа распадается. Каждый из бывших членов группы дистанцируется от остальных. Перестаёт поддерживать контакт, а со временем, теряется.

Большое количество человек, пытаются возместить свои страдания, приобретением финансовых и вещественных благ. Постоянной спекуляцией на факте пережитого ими риска уничтожения, эти люди добиваются улучшения своих материальных и жилищных условий. Обычно, такую группу составляют члены одной семьи, потерявшие в войне родственников, жильё, нажитое. Переехав в другой город, или находясь в городе прошедшим войну, они постоянно требуют внимания к своим проблемам, напоминая о том, что данные проблемы возникли не по их вине.

Такая линия поведения, обычно помогает, им устроится на новом месте, но оказанных им услуг, постоянно не хватает, а потому, жалобы продолжаются. Приводя к формированию отрицательного мнения о таком человеке. Что, в свою очередь, приводит не к адаптации на новом месте жительства, а к полной изоляции. Болезнь такого контингента людей в отсутствии привычного для них уклада жизни, постоянном напоминании себе о прожитом.

И последняя категория, это люди стесняющиеся того, что им пришлось пережить. Человек, такой категории, обычно не рассказывает о своей жизни. Он, создаёт видимость гармоничной адаптации в не привычном для себя месте, но, увы, это только видимость. Такие люди больше всего подвержены психическим заболеваниям и ранней смерти. Вся проблема, такого человека — не умение высказать мучавшее его.
Проблема всех перечисленных мной групп – постоянная готовность к возможности повторения ранее пережитого.

Не надо забывать, люди, единожды прошедшие ад, готовы к возвращению его. Их моральные и душевные установки, претерпели изменения. Мировоззрение такого человека существенно отличается от мировоззрения мирного гражданина. Если к этому добавить улучшенное чутьё на возникновение угрозы, постоянную психическую готовность, измененную логику поведения, то в случаи возникновения угрозы повторения прожитой ситуации, этот человек имеет гораздо больше шансов на выживание.

Попросту говоря, в подобной ситуации, он знает, что нужно делать, куда нужно бежать, где укрыться, что взять с собой, а что добыть «в поле». С него мгновенно слетает «шелуха» цивилизации, и моральные установки мирного времени. Мной, в процессе общения, были опрошены люди, прошедшие войну в качестве военного, прошедшие войну в качестве мирного жителя, и не имеющие подобного практического опыта.

Опрос преследовал цель выявление отличительных качеств в поведении разной категории людей. Опрос проводился сугубо из любопытства среди своих знакомых. Именно этот опрос и привёл к написанию данного пособия. Так как выявились некоторые различия. «Военный» человек, при возникновении конфликта, готов к выполнению поставленной перед ним задачей, но очень привязан к «тылу».

Он имеет ту же повышенную реакцию, как и выживший «мирный», но больше подвержен к нахождению в группе. От этого и возникает различие в снаряжении и способах выживания. «Мирный» человек при равной с «военным» способности к анализу и реакции, более подвержен выживанию одиночкой, или со своей семьёй. Если «военный» готов к выполнению поставленной ему задачи, то «мирный» сам выбирает себе приоритеты, зачастую совершая действия, не подающиеся логике, но приводящие к выполнению главной задачи – выжить. Обычный же «обыватель», изначально видавший войну на экране телевизора и прочитавший массу литературы, изначально не готов к выживанию.

Обладая глубокими, или не очень, теоретическими знаниями, вычерпнутые им из Интернета, фильмов, книг, но подверженный обычной человеческой лени, либо оказывается не готовым в нужный момент к выполнению поставленной перед собой задачей, либо, пытаясь применить теорию в практику, теряет драгоценное время и, как следствие, погибает.

Так же имеет различие и снаряжение, выбранное разными группами людей, для выживания:

«Военный»— упор делается на функциональность и износостойкость. Приветствуется наличие оружия. Обмундирование военного образца. В провизии преобладают консервы, крупы. Выполнение поставленной задачи предполагается, в основном, на личном, или не очень, автотранспорте.

«Мирный» — упор на функциональность и универсальность. Наличие или не наличие оружия не критично. Принципиальный отказ от обмундирования, упор на повседневную одежду. В провизии преобладают сухари, домашние заготовки, «подножный корм». Выполнение поставленной задачи предполагает движение пешком.

«Обыватель» — упор на дороговизне и мультифункциональности. Чем дороже, чем более рекламируется, тем, по его мнению, и лучше. С огромным энтузиазмом приветствуется оружие. При этом, если «военный» имеет опыт общения с оружием, то «обыватель» ограничивается теоретическими знаниями и стрельбой в мирное время в тире. «Военный» при случае запасётся оружием, которое ему известно, «обыватель» же тем, которое «круче» по его мнению. В провизии преобладают консервы и быстрорастворимые смеси. Выполнение поставленной задачи планируется на личном автотранспорте, но в отличие от «военного», в одиночку.

Попросту говоря, «военный» предпочтёт автомат или снайперскую винтовку. С упором на наличие боеприпасов. «Мирный» запросто обойдётся без оружия, предпочитая не ввязываться в боевые действия, а пройти тихо. При этом, не будет против самодельного и охотничьего оружия. Просто не станет выставлять его на всеобщее обозрение. «Обыватель» же постарается приобрести качественный «ствол» и носить его будет открыто. Пытаясь самим своим видом предостеречь других от нападения и убедить себя в собственной безопасности.

Вывод: при возникновении угрозы оказаться в центре военного конфликта, «обыватель» имеет очень низкую вероятность выжить. Так как его знания не позволят взять верх инстинкту. Осознав опасность такого положения, притом, что вероятность повторения истории велика, я предлагаю свой скромный опыт на рассмотрение уважаемого читателя.

P.S.

Уже в процессе написания данной работы, у одного моего знакомого возник вопрос о том, что я, описав данные события, ни слова не сказал о противоборствующих сторонах, о политической мотивации, приведшей к войне. Что не дал своей оценки процессам, происходящим в данном регионе до войны.

Так вот, отвечаю. Моя работа задумывалась мной, сугубо, как практическое пособие. Я не намеревался превратить его ни в памфлет, обличающий власти, чьи ошибки и деяния привели к данному конфликту, ни, тем более, я не ставил себе целью искать правых и виноватых. Мне, как жителю данного региона, было совершенно наплевать, от чьей пули мне придётся умереть. Я ставил перед собой задачу, вообще остаться в живых.

Судя по тому, что вы, уважаемые читатели, читаете данную работу, свою задачу я выполнил.
Не предлагаю считать панацеей данную работу, она таковой не является, но если прочтение её поможет в дальнейшем избежать гибели хотя бы одного человека, то считаю свою задачу выполненной.

Начало


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *