Охота на перелетах. 2ч.

K открытию охотничьего сезона на уток перелеты еще недостаточно оживленные. У многих молодых еще не вполне окрепло крыло, чтобы совершать быстрые и вольные полеты, да и сама птица еще не повзрослела. Недели же через две вся молодежь, выводками и сбившись в стайки, прекрасно держит воздушный строй и летит, ничем не показывая разницы в полете со старыми, будто они век занимались этим делом.
Мало-помалу, по мере взросления птицы и прибывания ее с глухих лесных речек и маленьких озер, где она вывелась, на более открытые просторные и типичные утиные угодья, стайки их на дневках делаются многочисленнее; примятость травы, обсиженность берегов, кочек и торчащих над водой корневищ водорослей становится заметнее, а утерянные перья свидетельствуют о тщательно совершаемых туалетах.
Как только зайдет солнце, утки выбираются из крепей, отодвигаясь постепенно от берегов, и начинают перекликаться. Самодовольные голоса «каа-ка-ка-ка» и «кээ-кэ-кэ» неизменно предшествуют скоплению птицы, и в скором времени вся наличность (небольшая группа или целая стая), будто испуганная чем-то, дружно, с характерным лопотом, поднимается вкось, довольно высоко, и сейчас же принимает прямолинейное направление с дневки к месту кормежки.

В начале сезона стайки летят чуть только солнце сядет, а затем, ближе к осени, они отправляются, когда уже вечерняя заря погасает.
Места кормежки бывают самые разнообразные: озера с неглубоким дном, водорослями и с чистыми мелкими плесами, пожни, залитые водой, песчаные отмели (куда волной наносит раковины), илистые места, заливы, речки, лужи, пруды и т.п. при условии достаточного корма и приволья для всей прилетевшей утиной компании.
Для охоты на перелетах важно правильно избрать место — те ворота, выражаясь наглядно, в которые про¬летает утка на кормежку. Место это не должно быть избрано слишком близко от дневки, а также и от кормежки, так как в первом случае птица летит высоко, а во втором начинает уклоняться в разные стороны, выбирая место для посадки.
Подкарауливание в местах кормежки будет уже особенным видом охоты, когда птицу бьют и сидячую, и опускающуюся, и пролетающую.
Выбор места для стоянки на перелете должен быть сделан обследованием, т. е. наблюдением, с тем, чтобы в следующую зорю окончательно встать на выбранное место на основании данных предыдущего пролета уток.
Очень важно становиться лицом к заре, избегая затемнения фона деревьями, горами и т. п. предметами, на которых силуэты летящих уток делаются невидимыми. Надо также иметь в виду, что при сумеречном освещении даже незначительная ветвь дерева или куста может по¬мешать своевременно увидеть налетающих уток.
‘Кроме того, если только возможно, очень полезно сообразоваться с такими условиями местности, которые позволяли бы без особых затруднений находить убитую птицу.
При раннем вечернем лёте и на утренней заре целесообразнее становиться за заслон, однако не такой, кото¬рый бы мешал движению ружья, а главное зрению.
При позднем лёте достаточно прислониться к незначительному предмету — важен не столько заслон, сколько неподвижность.
Для охоты на перелете можно и не знать, куда именно летают утки на кормежку, но необходимо проследить, каким путем пролетают утки, чтобы выбрать наиболее удобное место для стоянки.
Летят утки и одиночками, и маленькими стаями, и громадными табунами. Пролет с кормежки происходит более мелкими группами по причине того, что за ночь утки разбиваются на кормежке. Утренний лёт начинается перед восходом солнца.
Охота на перелетах может, следовательно, производиться на вечерней и утренней зорях.
Стрельба на перелетах трудная, особенно на вечерней заре, благодаря освещению.
Утка в темноте видит значительно хуже, чем при свете. Лунные ночи, безусловно, вносят значительное оживление в утиную компанию: утки разговорчивы, подвижнее и перелетают нередко с одного места на другое. В лунную ночь поэтому значительно чаще слышится свист крыльев.
Целесообразными номерами дроби для этой охоты следует признать 5 и 6-й.
На постоянстве уток кормиться ночью на избранных местах и возвращаться на дневку в строго определенное место основаны два вида охоты: сидка в местах кормежки и сидка в местах дневки.

Охота на перелетах. 1ч.

Эта прекрасная охота отличается особым характером. Обыкновенно охотник ищет затаившуюся птицу и, если вспугнет, то видит ее, в испуге удаляющуюся. Мало ли птиц, наученных постоянными преследованиями человека, избегает опасности, не показывается и не поднимается на крыло, отдаляясь под прикрытием от человека?! Таким образом, охотник редко видит все количество птиц, которое заслышало его; он часто не знает даже о приблизительном количестве дичи в определенных угодьях.
Охота на перелете — другое дело. Найдя пролетный на кормежку путь в обильных утиных местах, охотник имеет возможность сделать смотр свободно, без принуждения, летящим утиным полчищам и составить себе представление о количестве птицы.
Охотник может быть здесь и стрелком, и любознательным наблюдателем.
Кряква и другие породы уток кормятся преимущественно ночью, когда болотный лунь и ястреб-тетеревят¬ник отдыхают.
Ночь посвящена беспрерывному энергичному выискиванию разнообразной пищи.
Ночь не покажется уткам слишком продолжительною, если принять во внимание прожорливость их и ту кропотливую работу, которую должна проделать утка, щелокча массу ила, песка, грязи, воды, чтобы из значительных объемов извлечь нужные питательные вещества.
Дневка уток происходит в одном месте, а кормежка в другом, иногда отдаленном на 10 и более километров. При легкости и быстроте полета уток расстояние 10 километров — совершенно незначительное.
Быстрота полета уток, и часто быстрота максимальная, так как охотник встречает уток на пути их пролета, должна приниматься стрелком в соображение, во избежание неверных выстрелов. Ошибка большей частью заключается в направлении выстрела в ту точку, где находится птица, а не в ту, где она будет находиться в момент пересечения снарядом линии полета птицы. А ведь опоздание на долю секунды дает отставание на несколько метров!

Охота с собакой. 2ч

Охота производится как с берега, так и с лодки. Иногда условия местности делают охоту с берега успешной, но в большинстве случаев легкая и не верткая лодка приносит несравненную пользу, позволяя и приближаться к берегу, и отдаляться от него, и въезжать в середину водяных зарослей. Во всяком случае, имея лодку, можно выйти и на берег, если это по условиям местности выгоднее; сделать же наоборот, не имея при себе лодки, — невозможно.
‘Когда к реке или озеру примыкают обширные травянистые и несколько водяные пожни или если на лугах имеются ямы, заполненные водою и заросшие водяными растениями, утки (особенно уже хорошо лётные) любят опускаться выводком в траву. Будучи прекрасно защищены, они имеют возможность и отдыхать и кормиться, ползая, а иногда и плавая, в зависимости от уровня воды или наличия протоков.
В таких местах можно хорошо поохотиться с собакою, а где уток много, то и без собаки, выхаживая постепенно заманчивые пожни в напряженном ожидании подъема.

На этой охоте полезнее иметь не утятницу, а хорошую легавую вообще, которая, как и по прочей дичи, вела бы по следу и делала крепкую стойку. Собака же, не обладающая хорошими полевыми качествами, будет поднимать уток на большом расстоянии, а то и вне выстрела.
Хождение по пожням без собаки, если уток немного, может оказаться и малоуспешным, так как значительное количество их удаляется ползком и вплавь от принимаемого охотником направления и, таким образом, избегает подъема на крыло.
В начале сезона охоты, в годы благоприятной дружной весны, многие выводки настолько взматереют, что легко и довольно строго поднимаются при приближении лодки или пешего охотника. В таких случаях работа со¬баки по отысканию и подъему птицы не только не оказывает помощи, но и мешает.
Охотник должен сообразоваться со степенью взматерения уток и воспользоваться прекрасным способом охоты без собаки — с подъезда.
Этот способ охоты получает особую притягательную силу поздно осенью, когда все утки, как молодые, так и старые, запаслись жировым слоем и зимним пуховым покровом, а селезни, кроме того, оделись в весенний на¬ряд. Охота с подъезда поэтому будет описана подробно как основной способ осенней охоты на уток.
Но далеко не весь молодняк способен к открытию охоты владеть своими крыльями; много еще таких уток, которые побоятся спасаться от опасности воздушными путями и вечером, кормясь около места своей дневки, удивленно прислушиваются к пролетающим стайкам.

Ко второй половине августа собственно складываются и начинаются настоящие перелеты уток на ночную кормежку, и они красноречиво свидетельствуют о полной летательной способности всего молодняка.
Не мешает помнить, что на утиных охотах компанией несчастные случаи от неосторожных выстрелов встречаются не редко. Лучше ездить в лодке одному стрелку с одним гребцом.
Полезно иметь в виду, что стрелять можно только в ясно видимую птицу, а не в место, где предполагается ее нахождение.
Часто, когда утка невидимо плывет по камышу или хвощу, шевеля надводными стволиками этих растений, некоторые охотники стреляют по невидимой цели, сообразуясь с движениями раздвигаемых водорослей, и, вместо утки, ранят или убивают плывущую за ней собаку.
Стрельба уток с собакой по травам и водяным крепям в начале сезона обычно происходит на близком расстоянии, поэтому дробь нужно употреблять мелкую. Номера 7 и 8 вполне соответствуют и дадут значительно меньшее количество промахов и подранков.

Охота с собакой. 1ч

Однако наиболее распространенною охотою на уток августовского сезона является охота с собакой по травам и водным крепям.
Обыкновенно охотники пользуются для этой охоты собаками всевозможных пород и беспородными. Снизившиеся легавые, помеси легавых с беспородными, гончие и даже некоторые дворняжки оказывают иногда хорошую услугу .
В большинстве случаев стойка при охоте в водных крепях не требуется; главная роль собаки заключается в том, чтобы поднять утку на крыло или же вытолкнуть ее из густых зарослей на более чистое водное пространство, где можно было бы подстрелить ее.
Важно, чтобы собака была послушна, сообразительна, обладала хорошим чутьем, любовью к воде и силою для преодоления подчас весьма трудной работы вплавь среди крепких длинностебельных водорослей. Большую услугу оказывает подача собакой убитой птицы, если охотник следует не на лодке, а берегом.

Собака должна обшаривать площадь на расстоянии недальнего выстрела. Когда крепкие хорошие утиные места перемежаются с пустыми (голые песчаные берега, вытоптанные скотом луга, недавно скошенные сухие пожни), то собаку следует подзывать и лучше брать в лодку, так как она, прекрасно понимая, что на таких местах взять нечего, будет стремиться дальше к подходящим для уток угодьям и может разогнать дичь задолго до подхода или подъезда охотника.
Хорошая утиная собака, найдя затаившуюся молодую утку в береговой крепи или под берегом, делает иногда стойку, иногда же, почуяв, бросается прыжком и заставляет птицу спасаться в лёт или вплавь. В последнем случае собака преследует уплывающую утку, как на суше, — по следу, оставляемому птицей в воде и водорослях.
В этот сезон громадное большинство молодых уток летает, но не всегда может легко подняться. Молодые, особенно при затаивании, часто остаются верными своей прежней привычке прятаться, нырять и плыть от опасности, забывая, что у них имеется еще новое средство спасенья — крылья.
Собака таким образом и поднимает на крыло решающихся взлететь и выталкивает на воду затаивающихся.
Услуги собаки по отысканию затаившейся птицы незаменимы, так как ни затаившаяся, ни нырнувшая утка не может быть обнаружена охотником без ее помощи.
Преследуя уплывающую утку, собака показывает принятое птицей направление, помогая охотнику выбрать более удобное место, где можно высмотреть и стрелять птицу.
Плавая и разыскивая нырнувшего утенка, собака обнаруживает его в надводных частях густых водорослей, где он, погрузившись в воду, скрывается в затененных промежутках растений.
Молодые утки (равно как и раненые) обыкновенно ищут спасения на суше и, преследуемые на воде, чаще уходят к береговой полосе или на берег, конечно, если он представляется защитным. Нырнув у одного берега, утка очень часто выныривает незаметно у противоположного берега и скрывается в осоке прилегающей пожни. Дельная собака, потеряв след на воде, не замедлит про¬верить оба берега и обнаруживает птицу.
Чтобы предпринимать целесообразные действия, охотник должен бдительно следить за собакою и понимать ее приемы работы.

Охота на утку с манком- 3

Весенняя охота на уток имеет собственно два периода: первый — это период прилета и пролета, когда водоплавающая птица разных пород временно останавливается, а местная еще не разбилась и держится стайками; второй период совпадает со временем окончания валового про¬лета и началом кладки местных уток.
Первый период интересен обилием разнообразной птицы, бурною картиною весеннего половодья и теми до неузнаваемости местности изменениями и превращениями, которые делает разлив.

Русло реки невидимо: везде вода неизведанной глубины, с разными течениями и особою рябью у затопленных кустов, кивающих верхушками лозинок. И, в зависимости от освещения, эта бурлящая стихия кажется то черною гигантскою плитою с блестящими гранеными бугорками, то изжелта-бурого с пенистыми, заглатываемыми ею кружевам-и, то зеленою, как бутылочное стекло.
Второй период представляет собою картину успокаивающейся стихии, не воинствующей, но мощной своей животворной силой. Русло реки видно по сильному течению, далеко от него по пожням кое-где заметны обрезы суши с торчащими перышками ожившей осоки. Чаще по¬являются чайки. Белеющие эскадрильи их то качаются в воздухе, словно смотрятся в воду, то садятся по залитым пожням, похожие издали на комки пены, то выделывают воздушные петли, падая к воде и вновь поднимаясь, роняют поддетую капельку, вызывая на зеркале воды медленно расходящиеся морщины.
Первый период хотя и обилен разнообразной водоплавающей дичью, однако второй чаще бывает добычливее, принимая во внимание, конечно, исключительно стрельбу на манку.
Второй период, отмечаемый началом кладки яиц, не изобилуя разнообразием пород, дает продуктивную охоту, особенно на селезней крякв, жадно поддающихся призыву подсадной или манка.
Выбор охотником места имеет большое значение.
У каждой птицы свои повадки, основанные не на кап¬ризе, а на тех или других причинах, обеспечивающих необходимые удобства для самосохранения. Так, например, мелкая вода на разливе, где кряква и плавает, ‘а местами ходит в воде, отдыхает, становясь на кочку, либо выбирается на пологий берег луга, вполне соответствует удобствам кряквы и совершенно не подходит уткам нырковых пород.
Места, избираемые для весенней охоты, имеют мало общих признаков с местами пребывания уток в другие сезоны.
Лучший способ выбора места — приглядеться к утиным посещениям.
4 часть
Несомненно, что излюбленными местами весенних стаек и парочек будут прежде всего такие уголки, где птицу не беспокоят люди, с полным отсутствием течения или, во всяком случае, с течением слабым, с небольшими глубинами, вблизи плоских берегов, откуда видно далеко кругом. Наличность участков с затопленными кустами, сквозь которые утки могут осматривать окружающее, создает им некоторую защиту, а следовательно, и удобство. Заливы, залитые пожни с торчащими кочками при всех других необходимых условиях представляют собою места, охотно посещаемые утками.
Не только местные утки, но и пролетные чрезвычайно быстро выбирают себе подходящие места для остановок. Понятно, каждый вид уток имеет и свои особенные вкусы, иногда, правда, различающиеся в мелочах.
Облюбованных утками мест бывает несколько; если утки сами по себе или встревоженные кем-либо слетят с одного места, они стремительно направляются ко второму. Пролетные гости быстро определяют подходящее место и, обследовав его, садятся. Наличность сидящих уже на воде уток вообще, одной с пролетающими породы тем более, позволяет им остепениться быстрее.
Правильный выбор охотником места имеет громадное значение. В местности утиной правильный выбор даже без всяких особых приманок даст возможность пострелять. Кроме выбора места, важно уметь устроиться на нем, замаскировать сидку.
При всякой охоте на засидках самое правильное — заранее приготовить себе шалаш, яму или иное прикрытие, соответствующее окружающей обстановке. Если стрельба предполагается с лодки, то надо заранее (при дневном свете) подготовить подходящий к обстановке материал, чтобы скрыть лодку и стрелка.
Заранее приготовленный шалаш не пугает птицу, привыкшую считать его неотъемлемой принадлежностью окружающей обстановки, даже если такое сооружение отличается своим видом и цветом от соседних предметов. Преимущество таких заранее приготовленных укрытий заключается еще и в том, что птица не так сторонится его даже после выстрелов, не относя их на счет шалаша.
Так как стрельба иногда происходит при неверном свете, то надо стараться по возможности садиться против зари. При выборе места надо сообразоваться с течением, которым убитые утки иногда уносятся безвозвратно, тем более, что до конца охоты из прикрытия появляться не следует.
Подсадная утка располагается на воде на самом близ¬ком расстоянии, чтобы прежде всего не увеличивать дистанцию до садящегося в некотором расстоянии селезня.
Если, кроме того, имеются и чучела, то их ставят в стороне от подсадной утки, чтобы она по длине своего поводка не могла затесаться в их компанию.
Когда подсадная утка без тренировки попадает из хлева или со двора в раздолье мощного весеннего разлива, — она быстрее утомляется от непривычной обстановки, перестает кричать и становится иногда менее полезной, чем чучело.
Подсадная утка во время охоты должна иметь возможность и посидеть. Для этой надобности употребляется круг, вертящийся на палке, воткнутой в дно, расположенный под самой поверхностью воды. К этому кругу прикрепляется конец поводка, второй конец которого прикреплен к ногавке на лапке утки.
Более смелый лет селезней идет при сумеречном освещении вечерней и утренней зари.
При обильном прилете охота тянется и в течение дня. Когда утки сядут на гнезда, то селезень-кряква легко и вязко идет на манок в любое время.
Водоплавающую дичь надо бить чисто во избежание потери подранков, которых следует добивать без промедления.
Свойственную большинству русских охотников привычку стрелять крупными номерами дроби полезнее оста¬вить и бить селезней 3 или 4-м номером дроби.

Охота на утку с манком- 2

Утки, как известно, являются весьма стойкими в смысле сохранения своего вида, — разные виды не спариваются между собою, несмотря на общительность уток и частое подсаживание уток одного вида к уткам другого вида.
Значение того или иного оборудования для охоты на манку можно разделить на необходимое, желательное и дополнительное. К числу предметов первого значения следует отнести лодку (если охота не может производиться с берега) и манок; к желательному оборудованию целесообразно причислить еще хорошую подсадную и два чучела чирка с манками кряковым и чирковым, а к дополнительному — вторую подсадную, большее количество чучел разных пород и профилей.
Большинство охотников по уткам охотится на малых водах по сравнительно немногим видам водоплавающей дичи, среди которой и по количеству и по интересу охоты кряква имеет первенствующее значение. Лишь живущие вблизи крупных водоемов, в виде взморья, громадных озер и судоходных рек, служащих вместе с тем и пролетными путями для водоплавающей птицы, стреляют по разнообразным породам и видам водяной птицы — по лебедю, гусю, крякве, шилохвости, широконоске, свиязи, чирку и многочисленным видам нырковых, среди которых большою известностью у охотников различных местностей пользуется золотоглазый, хитрый, подвижной гоголь, недаром прозванный поморами «звонком» за свист крыльями, схожий с мягким звуком небольшого колокольчика.
Кратко описывая весеннюю охоту на уток, я буду говорить прежде всего о стрельбе кряковых селезней.

Охота на утку с манком- 1

Весной стреляют селезней разных пород, привлекаемых подсадною живою уткою (под крякву), специальными чучелами уток разных пород, профилями (вырезанными из жести, дерева и.т.п.) и манком, подражающим голосу уток (кряквы, чирка).
При охоте с хорошими подсадными утками, которых также называют криковыми и круговыми, подсадная утка заменяет собою и манок и чучело, и должна заменять их в совершенстве.

В качестве подсадных уток пользуются одомашненными дикими или помесями от них и домашних. Вряд ли домашняя обыкновенная утка, хотя бы по оперению и голосу схожая с дикой, сослужит хорошую службу. На¬стоящие подсадные утки подвижны, весело крякают в обстановке дикой родной стихии, меньше утомляясь и не соскучиваясь в течение всей охоты.
Для стрельбы селезней не требуется совокупности всех приманок, т.е. подсадных уток, и чучел, и профилей, и манка.
Хорошим комплектом для стрельбы селезней, крякв и часто подсаживающихся к ним чирков можно считать одну подсадную утку и пару Чирковых чучел.

Наиболее сильною приманкою является голос утки или верное ему подражание.
Стало быть, если у охотника, желающего пострелять селезней, нет оборудования для этой охоты, а имеется умение манить крякву при помощи собственной руки и губ, — он не останется без добычи.
Всякий, кто наблюдал подлет селезня, отлично уверился в том, что голос утки заставляет его резко изменить направление полета и без промедления начать приближаться к источнику звука, между тем как это не всегда бывает, если селезень видит молчаливо сидящие чучела или подсадную утку.
Несомненно, что наличность чучелов или подсадной утки точнее определяет место, куда опустится и подплывет подлетающий селезень; но во второй половине весны и без утиной фигуры на воде селезень если и не садится на выстрел, то, во всяком случае, подплывает в большинстве случаев, так как, не видя утки на поверхности вод¬ной глади, он старается обнаружить ее по голосу (манку) в месте, защищенном кустами, куда и направляется по воде. Слух селезня настолько острый, что он с большого расстояния определяет точно место, откуда донеслось кряканье.
При стрельбе селезней без подсадной утки и без чучелов стрелок должен особенно заботиться об искусно защищенном месте, так как селезень в поисках невидимой утки пытается, не садясь на воду, а то и снявшись с воды, обнаружить утку, летая над местом, где засел охотник.
Останавливаясь на этих довольно существенных подробностях, мы имеем в виду не отрицание пользы подсад¬ных уток, чучелов и профилей, а выявление самого притягательного элемента охотничьей инсценировки, соблазняющей селезня, — кряканья самки.
Голос самки должен прежде всего точно выразить как принадлежность ее к тому же виду уток, что и селезень, так и оттенок призыва.

Охота на крякву

Из всех так называемых благородных уток- кряква является наиболее распространенною и, несомненно, наиболее интересною для охотника. Кряква хорошо затаивается в крепях, осенью держится дольше остальных пород, позволяя осуществлять многие способы охоты. По объему своего вкусного мяса и осеннему ожирению кряква также останавливает внимание охотника.
Эти особенности выдвигают крякву на первое место и заставляют при описании охоты на уток уделять ей не только наибольшее, но почти исключительное внимание, тем более что, усвоив приемы охоты на крякву, охотник путем небольшого опыта заметит и некоторые особенности добывания других видов утки.

‘Кряква не любит глубоких водоемов с чистым дном. Стоячие воды или, во всяком случае, не с сильным, течением, заросшие тростником, камышом; участки, подернутые хвощом; заводи с ряскою и кувшинками; свисающие к воде кусты; примыкающие пожни с осокою; береговые плавни с низкорослым кустарником; илистые отмели представляют собою любимые места. Водные пространства с травами и чистями также охотно посещаются кряквами.
Днем кряква любит отдыхать в крепях берега или на торчащих из воды новообразованиях, на обнаженных корнях водорослей, а то и на воде под защитою камыша, тростника или рогозника.
Кряква весьма прожорливая птица, — она готова есть все время. То она щиплет траву, то щелокчет водяной мох, водоросли, пропускает жидкий ил через свой клюв и набивает зоб ракушками, слизнями, червями, всевозможными насекомыми, мелкой рыбой, тиной, грязью, мелкими гадами и, конечно, при случае семенами хлебных растений.
Так как днем она таится в крепях, то кормится на узком пространстве дневки между прочим, чередуя время кормежки с отдыхом. К ночи же кряква покидает место, где провела день, и улетает на ночную кормежку на другие водоемы, затопленные луга, пожни, лужи, поля, канавы, пруды, мочажины, ямы — на все те места, где она в траве, водорослях, в иле, в воде или на дне может найти себе пищу.
Кряква в общем весьма привязана к месту, и, если ее не отпугивать от избранной дневки, она возвращается на восходе солнца с ночной кормежки на то же самое место, как в свой дом.
Прилетев на дневку, кряква занимается туалетом. Для этой надобности она выходит на сушу, обчищает, приглаживает перья и разбирает их клювом, стараясь освободиться от беспокоящих ее паразитов. Особенно часто она принимается разбирать перышки на одном месте своего туловища — на конце позвоночника, где находится копчиковая железа. Эта железа имеет свойство выделять маслянистое вещество. Постоянное разбирание и приглаживание клювом перьев, несомненно, наносит на них жировой покров, который способствует глянцевитости пера и предохраняет его от намокания.
Окончив ощипывание, чистку, разглаживание перьев, кряква отдыхает продолжительное время. Чувствуя себя в безопасности, она спит, завернув голову и засунув клюв между плечевых и спинных перьев.
Спит она и на суше и на воде в защитном месте. Когда же птица, сбившись в стадо, сидит из осторожности на плесе, то при волне отдых является неполным, так как течение или волна заставляет уток, несмотря на подвернутую на спину голову, однообразно грести лапками, чтобы не отбиться от стада и безопасного места. Конечно, в то время как большинство птиц дремлет, в стае имеются обычно и сторожевые, зорко следящие за про¬исходящим вокруг и над собою.
Кряква по природе весьма осторожна и недоверчива. На открытых водных пространствах она, завидев чело¬века, поднимается за несколько сот метров.
Если крякву обеспокоить на дневке выстрелом, она иногда покидает это место навсегда, иногда же, когда дело касается одиночки, снова возвращается.
Кряква поднимается грузно и несколько вкось; испуганная же внезапно на близком расстоянии, — поднимается вертикально.
Кряква летит на совершенно вытянутых крыльях, де¬лая малозаметные взмахи с характерным присвистом маховыми перьями: «вих, вих, вих, вих». Полет ее прямо¬линейный и быстрый.