Охота на серую куропатку. 2 ч

Почти единственная охота на серых куропаток — с легавой — сама по себе является охотой прекрасной и по красоте сезона и по удобству ходьбы по сухим от­крытым местам, позволяющим видеть далеко вокруг себя золотую осень, и по интересной работе собаки на виду.Охота с легавой там, где куропатки много, заполняет и красит короткий сезон охоты с подружейной собакой. Где полевой и болотной дичи нет или мало, отсутствие серой куропатки было почти равносильно окончанию охоты с легавой, так как глухарь и тетерев в конце сен­тября с помощью легавой является уже трудно досягае­мой дичью.

Желательно, чтобы охотники щадили эту птицу, не выбивали под корешок выводок, а оставляли хотя бы пары три в нем на племя. К сожалению, при стрельбе зрелых куропаток невозможно отличить старку, и хотя со­хранение ее имеет меньшее значение по влиянию на даль­нейшую сохранность оставшейся семьи и оседлость, чем старки при тетеревином выводке, — тем не менее, если по заметной разнице роста птиц различить старую куропатку можно, то стрелять ее не следует.
К 15 сентября в средней полосе куропатки достигают роста почти взрослой птицы; горло и зоб их имеет хотя, быть может, и неполную голубизну, схожую по цвету с выходной зимней белкой, но уже значительные полосы ее. Эти признаки у серой куропатки обоего пола прибли­зительно указывают на ту же степень взросления, что и черные полосы на шее и зобе молодого косача. По край­ней мере, в охотничьем значении это достаточные при­знаки, по которым охоту на тетерева и серую куропатку можно начинать. Лучшая же пора наступает для охоты на куропатку, когда головка и щеки ее станут бледно розово-оранжевыми, а весь зоб и шея покрыты голу­бизной.
В отношении молодого тетерева-петушка равностепен­ная зрелость может быть определена черным покровом всего туловища, шеи и головы, с небольшими пятнами и крапинами коричневого пера и хвостом-лирою. Такая зрелость тетерева обыкновенно бывает уже к сентябрю, а у серой куропатки она наступает приблизительно недели на три-четыре позже.
Охотиться на серых куропаток можно с успехом в лю­бое время дня. Конечно, свежие следы куропаток на утренней и вечерней кормежке, особенно когда это место известно, имеют значение на ускорение розыска птиц со­бакой, но того значения, как при охоте на лесную дичь, часы охоты на куропаток не имеют. Подвижность куро­патки не позволяет ей сидеть на дневке долгое время. Когда куропатки отдохнут, посидев, они вновь передвига­ются пешком, делают иногда и небольшой перелет неда­леко от первоначального места дневки и снова прячутся в укромный уголок, боясь ястреба.
Так как серые куропатки живут на возделанных че­ловеком участках земли, то, несомненно, они волей-нево­лей часто попадаются на глаза людям. Ввиду этого по­лезно, если местонахождение выводка неизвестно, рас­спрашивать крестьян, в том числе рябитишек и пастухов, где, когда и как часто они сгоняют куропаток.
С нераннего утра (с 9—10 часов приблизительно) до времени, когда солнце начнет клониться к заходу, куро­паток следует искать прежде всего в местах защитных, в незначительном мелколесье, в кустарнике, в травяни­стых низинах, в более густых зарослях сорной травы, около канав и подобных местах, соответствующих усло­виям дневки. Надо принять, однако, во внимание, что если небольших зарослей мелколесья нет, а имеются рощи спелого леса, то куропатки скорее разместятся на чистом поле, в канаве, в низине, в клеверище, а не в круп­ном лесу, куда их может загнать лишь вынужденное не­однократное перемещение при преследовании человеком.
Если же куропаткам приходится залетать в лес, то, во всяком случае, они избирают опушку, поляны или более редкие насаждения.
Если в обойденном мелколесье, кустарнике и других подходящих местах куропаток не окажется и собака не обнаружит следа, следует начать систематическое обы­скивание чисти, начиная прежде всего с тех площадей, какие представляют наибольшее удобство для кормежки, в надежде найти там след и, руководствуясь им, сделать соответствующий круг.
Наблюдая за собакой, направляя ее в подходящие места, остающиеся иногда несколько в стороне и дальше пределов ее поиска, следует, как и с самого начала, вни­мательно приглядываться, — не будут ли где заметны признаки пребывания куропаток. Часто в межах, в за­крайках пашни, особенно с мягкой землею, песчаной, под­золистой, обнаруживаются ямки (копанки-порски) в две сомкнутые ладони, — это песочные ванны куропаток, до которых они большие охотницы. В ямках этих всегда останется после встряхивания птицы не одно перышко. Нередко в низинах обнаруживаешь ночевки куропаток, уже ранее описанные. Проходя по жнивникам, где кор­мятся куропатки, несомненно, будут обнаружены какие- нибудь признаки их пребывания. Вглядываясь в борозды, межи и закрайки хлебных полос, нередко можно обнару­жить помет куропаток. Помет этот бывает мельче и круп­нее, в зависимости от возраста птицы; форма его схожа с сочленением червяка, черно-серого цвета, с характер­ным белым краешком.
Напасть на место ночевки куропаток охотнику прият­нее, чем обнаружить какой-нибудь другой признак, так как по ней куда красноречивее, чем по потерянным перьям, оставленному помету, можно судить, сообразуясь с величиной ночевки, о приблизительном количестве раз­мещавшихся птиц.
Обнаружив какой-нибудь признак пребывания куро­паток, имеется уже полное основание вести розыски их энергичнее, подробнее и сознательнее.
При охоте на серых куропаток охотник опытным гла­зом намечает, благодаря открытым местам, наиболее ве­роятные убежища птицы и может принести направлением поиска собаки значительно большую пользу, чем при охоте на лесную дичь. Обыкновенно направляют собаку сначала в места, вызывающие подозрение, а затем в ме­нее надежные или оставшиеся почему-либо напоследок, не забывая картофельники, в которые куропатки очень любят забегать, благодаря бороздам и хорошему прикры­тию картофельной ботвы. Остались незначительный пу­стырь, маленькая низинка, поросшая белоусом, всего с одним можжевеловым кустом, неглубокий овраг, порос­ший листьями, «мать и мачеха» и полоска запущенной пашни с выцветшими васильками, и в ней собака со всего бега делает картинную стойку; треща крыльями, словно задевая ими о соломистый жнивник, и чирикая, вылетает тучка серых, как будто выгоревших на солнце, птиц, с темно-рыжими хвостовыми перьями. Труды увенчались успехом.
Оставшихся куропаток искать на месте первого подъ­ема нечего — это не тетерева. За направлением полета и, если возможно, за местом посадки следить очень полезно, пожалуй, полезнее, чем за тетеревами, так как куропатки садятся кучно, иногда не делая следа, и на время за­таиваются, прислушиваясь. Если же они дают след, то, во всяком случае, след стайкой, а не широкой тропой — след, на который собака может в однородном месте на­ткнуться не так скоро, как на следы легко рассеиваемого выводка тетеревов. Когда собака сделала стойку по за­таившимся куропаткам, они, как и большинство птиц, не решаются бежать, а при незначительном продвижении собаки или охотника срываются. Эта птица не затаи­вается так крепко, как, например, тетерев, не забирается в очень густое место, не имеет повадки заползать в лом и густую траву, а сидит в сравнительно незначительном прикрытии наготове, и если даже случается охотнику по­дойти почти вплотную, то высмотреть ее труднее, чем те­терева.
Разбившиеся куропатки, особенно одиночки, сидят значительно крепче, чем стайка, но тем не менее ближ­ний вылет их из-под собаки происходит на несколько ша­гов дальше, чем тетерева, приняв во внимание одинако­вый период зрелости обеих птиц. Серая куропатка редко делает перелет менее чем 150 метров, разве что весьма соблазнительное место по линии ее полета и плохое впе­реди заставят ее снизиться раньше. Перелеты зрелого вы­водка из-под легавой, даже при хороших удобных местах, в полкилометра — нередки. Иногда куропатки принуж­дены, сверх своего обыкновения, подняться высоко, встре­тив на пути лес или неожиданно из-за поворота налетев на людей, и тогда, не имея повадки круто снижаться, чтобы сесть, делают чрезмерно большие перелеты, кото­рые, если они не совершаются на виду, затрудняют ро­зыски. Естественно, что даже собака, обладающая широ­ким поиском и прекрасным чутьем, не так-то скоро напа­дет на куропаток.
Куропатки имеют склонность делать, сообразуясь с рельефом местности, закругления направлений полета.
Зная направление полета и имея в виду эту повадку, нетрудно направить собаку, во избежание потери вре­мени, в надлежащие закоулки, если не находишь птицу на достаточном протяжении принятой линии ее прямо­линейного полета.
Куропатка любит возвращаться, закруглять свой по­лет к центру своего жительства; особенно это заметно, когда она, будучи перемещена на край своего района, взлетает и довольно круто поворачивает в сторону охот­ника и собаки, чтобы вернуться к прежним местам.
Если охотник не может определить центр этого рай­она, то в большинстве случаев будет правильно прини­мать за центр то место, где птица была найдена впер­вые, — место первого подъема, как говорят охотники.
Место первого подъема имеет большое значение для нахождения птиц после разбивки выводка и рассеивания птиц по разным направлениям, так как для скапливания они часто слетаются к месту первого подъема. Не одно­временный подъем птиц из-под собаки бывает только и том случае, когда выводок не скопился целиком, а со­брался на приблизительно одном и том же месте груп­пами. В этом случае куропатки, отмечаемые общей стой­кой собаки, поднимаются не все сразу, а группами, правда, с небольшими промежутками.
Куропатки снимаются иногда на потяжке вне вы­стрела, несмотря на то, что птица далеко еще не на­столько по взрослела. Объясняется это тем, что птица вы­бежала на голое место, или просто нетерпеливой под­вижностью ее, или же страхом от преследующего ее шороха охотника и собаки. В этом, однако, нет беды, — та­кой взлет даже весьма зрелых куропаток не свидетель­ствует еще об их неприступности. Если бы так же случи­лось с тетеревами в осеннем сезоне, дело обстояло бы хуже, а с куропатками можно поладить. Перелетев, ку­ропатки нередко хорошо затаиваются, а если и вылетят на дальнем выстреле, то все же в хороших местах они остепенятся.
Разбить куропаток на одиночки или хотя бы на ма­ленькие партии очень важно, так как после этого они пе­рестают продолжительно бежать, а иногда, сев с полета, не дают следа и выдерживают крепкую стойку. Но раз­бить выводок куропаток позднею осенью удается редко.
В местах, где водятся куропатки, для определения точ­ного их места жительства среди широких полей, полезно пользоваться подготовкою — под слухом на вечерней заре. Место следует выбирать возвышенное, с которого полезно осмотреть засветло окрестности. Погода должна быть тихая, чтобы издали слышать доносящиеся звуки. Взрослые куропатки имеют обыкновение несколько разби­ваться на кормежке, а поднятые кем-либо под конец дня и разбившиеся зрелые куропатки не скликаются до ве­чера. Вечером же разбившиеся имеют обыкновение перед тем, как лететь на ночлег, скликаться, чирикать. Такое скликание и отправка на ночлег, практикуемые всегда на крыльях, происходят значительно позже захода солнца, в сумеречном освещении. По чириканью, далеко слыш­ному, определяется место, где живут куропатки, нередко выявляется присутствие не одного выводка и опреде­ляется место приблизительного ночлега птицы; последнее обстоятельство при охоте па следующее утро имеет не­маловажное значение.
Если куропатки на вечерней кормежке находятся даже все вместе, кучно, то при подъеме на ночлег они все же имеют обыкновение прочирикать несколько раз.
Куропатки, потревоженные кем-либо, а то и по соб­ственному непонятному почину предпринимают иногда отлучку с коренного своего жительства, например на па­стбище, выбитое скотом, и другие голые места, с редким кустарником, и там проводят день, оставляя охотника в уверенности, что в обойденных им типичных местах они не проживают вовсе. На вечернем же подслухе вдруг слышатся задорное чириканье, шумно трещащий полет многочисленной стайки, невидимо пролетающей на ноч­лег. Вот он тот звук, которого так жадно дожидалось ухо охотника в течение всего дня…
Бывает, что разбившиеся куропатки разлетятся в раз­ные стороны и за полетом всех их, конечно, не уследишь. Найдя немногих из них, недоумеваешь, где же остальные, и начинаешь то сокращать, то увеличивать безрезуль­татно круг. В таких случаях полезно присесть вблизи первого подъема, дать отдохнуть собаке и прислуши­ваться. Минут через тридцать приблизительно одиночные куропатки, соскучившись, начнут подавать голос. Чири­кающая куропатка уже дала след, поэтому нужно торо­питься двигаться, не дав птице времени скопиться. Можно, не дожидаясь чириканья, вызвать его, подражая голосу птицы. Лучшим манком служит собственная рука: большой палец прикладывается к середине указательного, нижняя губа покоится на большом пальце, а верхняя на указательном, воздух втягивается, и получается чмоканье. Регулируя и подбирая нужный тон, силу и ритм, можно добиться звука, весьма близкого к чириканью куропаток, на который они обычно охотно отвечают.Есть еще способ стрельбы куропаток на снегу на ози­мях и на дневках. Зимой нетрудно по мелким аккуратным следам-крестикам куропаток, бегущих обыкновенно рядом и оставляющих, следовательно, полосу параллельных ни­тей следов, узнать о местах, часто посещаемых этими птицами. Места же кормежек куропаток, ограниченные озимыми полями, легко узнаются по взрытому снегу в виде продолговатых ямок.
Куропатка кормится на озимях главным образом на утренней заре, отощав за длинную зимнюю ночь, и вече­ром перед длинною ночью, но кроме того, она иногда и днем восполняет не всегда достаточное питание.
После пороши копанки куропаток особенно хорошо за­метны издали.
На ночлеге и дневке куропатки садятся темным круж­ком в снег и углубляют его, находясь, таким образом, ниже уровня стенок снежной ямки. Такое гнездо спасает их от холодного ветра. В сильную стужу они подрыва­ются в снег, обсыпаются и отепляются им. Дневка изби­рается обыкновенно на сравнительно чистом месте, одна­ко умело выбранном в смысле защитности от ветра. Та­кими местами являются овражки, кряжи, скаты за хол­мом, ручьевины, низины и другие подобные места.
Дневку можно обнаружить, следя за куропатками после кормежки.
Куропатки затаиваются, видя приближение охотника на лошади или пешком, и подпускают на близкий вы­стрел; конечно, нужно идти мимоходом, а не прямо на них.
Стрелять в коричневое пятно тесно сидящих птиц на расстояние покрытия всего этого убойного круга всею осыпью дроби по меньшей мере губительно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *