Серая утка

alt

По внешнему облику несколько напоминает крякву, по отличается меньшими размерами и более однотонной серо- бурой окраской. Селезень в брачном наряде не имеет яркого оперения; весной от самки отличается более яркой расцветкой головы, крыла и бархатисто-черным подхвостьем.
Гнездится серая утка в южной и частично в средней полосе нашей страны от западных границ до р. Амура. В Западной Сибири к северу поселяется до устья р. Иртыша; наиболее многочисленна в Ишимской, Барабинской и Кулундинской лесостепях. Зимует в Иране, Пакистане и Индии.

Прилетает на 9—14 дней позже кряквы, под Барабинском она появляется между 24 апреля и 2 мая. Прилет ее тесно связан с освобождением ото льда участков озер, богатых водной растительностью.
Вскоре после прилета начинаются брачные игры и спаривание, которые у отдельных пар продолжаются до середины июня. Нередко возле одной утки в брачных играх участвуют два и даже четыре самца. Наиболее интенсивно брачные игры протекают в теплые и тихие вечера после заката солнца. В такие дни утки бывают очень деятельны до наступления полной темноты, а в лунные вечера —и до полуночи.
Формирование пар происходит еще до появления утки на местах гнездовий. Селезень принимает участие в отыскании места для гнезда и не покидает самку почти до конца насиживания. К устройству гнезда и откладке яиц приступает с конца второй декады мая; к 10 июня у большинства уток уже в разгаре насиживание.

alt

Серая утка располагает гнезда на прилегающих к озерам лугах, в полосе осоко-рогозовых прибрежных сплавин, на островах и наносах сухого тростника по зеркалу озера. Охотно
устраивает гнезда среди колоний крачек. Дружно нападая на пернатых хищников, крачки невольно охраняют кладки уток.
Гнездо строит одна самка. Выгребает сначала лоточек, обильно выстилая его стебельками сухой травы и своим пухом. Яиц в полной кладке от 7 до 12, у большинства уток 9. Насиживание длится 26 дней. Утята первые сутки находятся в гнезде до полного обсыхания. В последующие дни некоторые самки возвращаются с выводком в гнездо на дневку и ночлег, если оно находится в районе кормежки.
Основная масса молодняка поднимается на крыло между 15 и 30 августа. Отдельные нелетные выводки встречаются еще и в первой декаде сентября.
Отлет местных гнездящихся уток протекает с 15 по 25 сентября; на смену им в третьей декаде этого месяца появляются пролетные стаи этой утки. Задерживаются они на наших озерах до 10—20 октября, в зависимости от погоды.
В естественных условиях серая утка гнездится ближе к воде. На подопытном водоеме она часто устраивала гнезда в домиках кряквы, занимая их даже после вывода последней утят.

PS. Купить пиломатериалы можно тут

Обновлено 30.11.2013 17:21

Перелетные птицы

Из птиц, населяющих летом арктическую тундру, ни одна не остается здесь на зиму. Все они улетают, и тундра надолго превращается в почти безмолвную пустыню.
Лишь куропатка, белая сова, пуночка и некоторые другие птицы улетают сравнительно недалеко к югу — на границу лесотундры и лесной зоны.
Птицы, связанные с морем, — поморники, чайки, гагары, гаги, морянки — спускаются до незамерзающих частей Атлантического и Тихого океанов и проводят зиму у берегов Западной Европы, Северной Америки и Азии, а также и вдали от них, на просторах океанов.
Большинство же тундровых птиц, и прежде всего многочисленные кулики, улетают на далекие зимовки в тропическую и субтропическую зоны Азии, Австралии, Африки и Южной Америки. Впрочем, выражение «улетают на зимовку» по отношению к таким птицам не совсем точно: в тропической зоне нет зимы, и птицы, улетающие туда, фактически всю жизнь проводят в условиях вечного лета.

В дальнем пути полярная крачка все время держится на крыльях, и никому еще не удавалось наблюдать, чтобы она для отдыха садилась на воду, хотя плавать может. Впрочем, и в тундре летом крачек видишь обычно в полете над реками и озерами или сидящими на прибрежных камнях, но не на воде.
Полярная крачка, несомненно, один из лучших летунов среди птиц, хотя полет ее и не отличается стремительностью и быстротой и скорее напоминает своеобразное порхание. Исключительная выносливость крачки в полете вполне понятна: тело у нее небольшое, а крылья очень длинные.

Кулики — песочник-красношейка, исландский песочник, песчанка — гнездятся в самых северных частях наших тундр, а зимовать улетают на побережья южной Австралии и острова Тасмании.
Некоторые кулики с северо-востока Сибири улетают зимовать на Гавайи или на острова Полинезии.
Все северное побережье Азии и Европы крачки отдыха путь над океаном в несколько тысяч километров.
Сезонные перелеты птиц — явление, которое пока еще во многих отношениях остается неясным.
Исследования показали, что эти перелеты характерны для многих видов птиц, населяющих земной шар.
Опыты с кольцеванием доказали, что большинство птиц возвращается на гнездование в те же самые места, где они вывелись.

Многие птицы сотни и даже тысячи километров летят над морем. Неисчислимые опасности подстерегают их в пути. Застигнутые бурей и ослабевшие, они в большом количестве погибают в морских волнах. Немало птиц становится жертвой как пернатых, так и четвероногих хищников. Подстерегает их меткий выстрел охотника.
Однако никакие опасности не могут остановить птиц или повернуть их обратно. Каждый год с наступлением весны они устремляются на север, а осенью — на юг. И так на протяжении многих тысячелетий.
Какие же причины заставляют птиц совершать два раза в год это трудное и опасное для них путешествие? И как птицы находят «дорогу» к местам, где они гнездились раньше?
Орнитология — наука о птицах — отвечает пока лишь на первый вопрос.
Вполне понятны причины отлета птиц на юг осенью: зимой на севере всем им без исключения грозит гибель от холодов и отсутствия корма.
Но чем объяснить обратный перелет птиц весной? Почему они не остаются на местах зимовок? Ведь там тепло и корма для них вполне достаточно на протяжении круглого года.
Причина заключается в том, что лишь в тех местах, куда прилетают птицы весной, размножение их идет наиболее успешно.
Необъяснимой до сих пор остается замечательная способность птиц безошибочно находить «дорогу» к местам гнездования и обратно. При этом речь идет не вообще о пути на север или на юг, а о точном маршруте, который приводит к тому ручью, озеру, острову или болоту, где птицы гнездились прежде.
Птица не может зрительно запомнить весь огромный путь, все его приметные места и повороты, и не запоминание пути помогает птицам при перелетах. Тем более, что у некоторых видов птиц на юг летят сначала взрослые особи, затем молодые. Это также доказано кольцеванием.
Что же помогает молодым птицам находить путь, по которому они летят впервые в жизни?
До последнего времени этот вопрос оставался одной из самых сложных загадок в перелетах птиц.
Но одних магнитных влияний для отыскания птицей места своего гнездования недостаточно. Эти влияния одинаковы на всем протяжении той «магнитной широты» или параллели, которая проходит через место гнездования. Поэтому должно существовать какое-то другое влияние, которое действует наряду с магнитным.
Предполагают, что такое влияние оказывает «сила Кориолиса», то есть сила, возникающая в результате вращения Земли вокруг своей оси.
Благодаря влиянию этой силы правые берега рек в северном полушарии, как правило, более круты и обрывисты, чем левые. Сила Кориолиса прижимает речной поток больше к правому берегу, и потому он легче размывается, чем левый. Эта же сила приводит к более быстрому износу правых рельсов на двухколейных железнодорожных путях.
Зависит сила Кориолиса от широты местности и возрастает по направлению к полюсам. Поэтому каждая географическая параллель является линией, на которой сила Кориолиса всюду одинакова.
Географические параллели не совпадают с магнитными, а пересекаются с ними в двух точках. Причем силы Кориолиса и магнитного поля Земли в этих двух точках одинаковы.
Предполагают, что это обстоятельство и имеет для птиц решающее значение. Каждое место гнез¬дования находится на пересечении определенной географической и магнитной параллели. Птица, совершающая дальний перелет к гнезду или на зимовку, избирает такое направление, которое кратчайшим путем приводит ее к привычным ощущениям влияний и магнитного поля Земли и силы Кориолиса.
Для проверки этого предположения с голубями был проделан следующий опыт.
Группа молодых голубей была приучена возвращаться на свою голубятню с далеких расстояний. Затем на карте, на той же географической параллели, на которой была расположена голубятня, была найдена точка, где магнитная параллель, проходящая в районе голубятни, вновь пересекалась с географической. Эта точка отстояла от голубятни на 2 тысячи километров.
Не разгадан он до конца и сейчас, хотя ученые уже наметили пути к его разрешению.
Были организованы опыты с почтовыми голубями.
К крыльям голубей одной группы прикрепили легкие магнитные пластинки. К крыльям голубей другой, равной по числу птиц, группы — медные пластинки такой же формы и веса. Обе группы голубей были увезены далеко от своей голубятни и выпущены на волю.
Все голуби с медными пластинками в первые же два дня вернулись на голубятню, а из другой группы вернулся только один голубь, и то лишь на четвертый день.

Этот опыт показал связь между ориентировкой голубя в полете и земным магнетизмом. Полагают, что голуби, а также, несомненно, и другие птицы, подвержены влиянию магнитных полюсов Земли, какого ощущают его и руководствуются этим ощущением во время дальних перелетов. Магнитные пластинки, прикрепленные к крыльям, затруднили возможность ориентироваться, и голуби заблудились.
Здесь соорудили новую голубятню, а затем в новый район перевезли птиц со старой голубятни и выпустили. Большинство их прилетело на новую голубятню, хотя никогда прежде на ней не бывало, и находилась она не среди гор и леса, как прежняя, а в безлесной местности.
Так как влияние магнитного поля Земли и силы Кориолиса здесь были такими же, как и в районе старой голубятни, то вполне естественно, что они привели птиц на новую голубятню.
О подверженности птиц электромагнитным влияниям говорит также их поведение во время магнитных бурь и вблизи мощных радиостанций. Как показывают наблюдения, птицы в этих случаях теряют направление полета и начинают блуждать.
Однако теория магнитных .влияний встретила возражение среди некоторых ученых, которые математически доказывают, что влияния как силы Кориолиса, так и магнитного поля Земли слишком слабы для того, чтобы организм птицы мог их ощущать. Так ли это?
Окончательный ответ дадут дальнейшие наблюдения и опыты.

Перепёл

ПЕРЕПЕЛ — единственная перелетная птица из семейства фазановых, водящихся у нас. Основная масса обыкновенных перепелов улетает на зиму в северную часть тропического пояса Африки—в Эфиопию, Южную Сахару, район озера Чад; некоторые достигают экватора. В Индию и Аравию попадают на зимовку, видимо, казахстанские и западно-сибирские перепела. Мечение кольцами показало, что с европейской территории страны часть перепелов летит не прямо на юг, а на юго-запад и попадает в Африку через средиземноморские провинции Италии и Франции. С полей и лугов средней полосы эти миниатюрные куропатки, сильно жиреющие к осени, начинают отлетать в конце августа—сентябре. К половине октября здесь остаются только единичные особи. Но сам осенний пролет проходит почти незаметно, эти птицы летят хотя и низко над землей, но только ночью, поодиночке и совершенно молча. Другое дело весной, когда из ночного неба нередко доносится «бой» перепелов — брачные песни летящих на север самцов. Осенью свежие трупы перепелок, разбившихся о телеграфные провода, или раненые и ослабевшие птицы, попавшие в когти домашним кошкам, могут служить верным указанием на незримое ночное передвижение миллионов перепелов.
Найти и спугнуть в поле осеннего отяжелевшего перепела довольно трудно — он неохотно взлетает и предпочитает, заметив опасность, затаиться, плотно прижавшись к земле, совершенно сливаясь с ней. Нужно почти наступить на него, чтобы заставить подняться на крылья. Но охотники, имеющие хороших собак, легко отыскивают остановившихся на отдых перепелов и нередко добывают за день до нескольких десятков штук. Особенно успешна такая охота бывает на юге — в причерноморских степях Украины, в Крыму и Закавказье, где перепела скопляются в массе, ожидая благоприятной погоды для перелета через море. В зависимости от фенологических особенностей осени много этой дичи в Крыму появляется иногда уже с конца августа, но обычно — в сентябре—октябре. Изредка перелет растягивается до первой половины ноября.

Как ориентируются птицы. 2ч.

Воспринимая единую по своей сути среду в виде отдельных раздражителей, ориентиров, органы пространственной ориентации вычленяют только некоторые качества предметов. При этом пространство, в котором располагаются эти ориентиры, анализируется также не безгранично. Отдельные ориентиры воспринимаются на больших дистанциях и имеют максимальную «дальнобойность», как, например, звук, другие действуют  непосредственной близости, при контакте, как, например, осязательные тельца клюва. Действие запаха падали для парящих в воздухе грифов ограничивается узкой струйкой поднимающегося воздуха. Все органы чувств, следовательно, имеют свои пространственно ограниченные сферы действия, в пределах которых и осуществляется анализ предметов, ориентиров.
Сферы действия органов чувств имеют свою биологически оправданную направленность. В тех случаях, когда речь идет об особенно ответственных ситуациях в жизни вида, например о ловле добычи или уклонении от опасности, одного органа чувств, допустим зрения, слуха или обоняния, бывает недостаточно, поэтому несколько органов чувств действуют вместе. Происходит налегание сфер. Птицы обладают цветным зрением, что косвенно доказывается разнообразием их окраски; мандаринка.
У степных птиц в сетчатке глаза имеется особая полоска чувствующих клеток, позволяющая особенно отчетливо видеть на большом расстоянии.
Так, у сов и луней, существование которых зависит от того, как точно они определят местоположение мыши, а действие часто происходит в густых зарослях или при ограниченной видимости поля зрения и слуха имеют общую, переднюю направленность. Образующееся в результате переднего скрещения глаз и ушей «лицо» представляет собой очень характерный признак и для сов и для луней.
Это дублирование органов чувств друг другом и обеспечивает цельное восприятие среды, природных ориентиров. Конечно, эту цельность обеспечивают уже не только органы чувств, но главным образом мозг, который и объединяет информацию, поступающую по отдельным «каналам», и оценивает ситуацию в целом.
С работой мозга связаны прежде всего высшие формы ориентации, так называемый «хоминг» (возврат к месту гнездовья искусственно удаленных птиц), ориентация при сезонных перелетах, прогнозирование погоды, счет и т. д.
Открытый подвижный образ жизни, постоянное чередование различных ориентиров, необходимость общения развили у птиц «зачатки рассудочной деятельности и способность к элементарным абстракциям.
Если вы подкрадываетесь к кормящимся на поле воронам и при этом для маскировки опустились в овражек, то птицы будут ждать вас у другого конца овражка, там, где вы должны очутиться, сохраняя первоначальное направление движения. Точно так же поступит гусиная стая или журавли, наблюдающие за подкрадывающейся к ним лисой.
Однако оценка направления движения ориентира, отчасти экстраполяция его, не менее важна в сложных формах ориентации, нежели способность к количественной оценке ориентиров.
В опытах удавалось научить кур клевать любое зерно по выбору — второе, третье и т. д., голубей — отличать различные комбинации зерен. Сороки и вороны хорошо различают разные наборы предметов, например, число людей, животных. Птицы, например, без счета могут отличать 5 предметов от 6 — задача, не всегда доступная даже для человека. Специальные опыты показали также, что птицы хорошо различают контуры и форму предметов, геометрических фигур и пр.
Эти способности играют особенно большую роль при астронавигации птиц — использовании в качестве ориентиров небесных светил.
Славок помещали в планетарий и следили за направлением их полета при различном положении звездного неба. Так удалось доказать, что общая картина звездного неба может использоваться как ориентир при сезонных перелетах. Нетрудно представить себе те сложности, которые при атом возникают перед птицей: необходимость экстраполировать движение звезд, точно, до 15—20 минут,
Несколько проще с этой точки зрения ориентация в светлое время суток, по солнцу. Но здесь, перед птицей возникает необходимость оценивать угловое смещение солнца и иметь весьма точные «внутренние часы». Это все же проще, чем использование такого ориентира, как звезды, и быть может поэтому эта точка зрения имеет большее число приверженцев и менее спорна. Имеются попытки объяснить с помощью солнечной ориентации ночные .перелеты птиц: в ночное время птицы летят по тому направлению, которое они избрали днем при свете солнца.
Помимо этих общих «универсальных» ориентиров, большое значение могут иметь « другие, местные. Там, где дуют постоянные ветры, птицы могут использовать направление ветра. Направление горных цепей, русла рек, морские побережья,- даже гребни волн могут также играть роль таких ориентиров.
Несмотря на двухвековую историю изучения перелетов птиц, вопрос далеко не ясен и в наши дии. Потерпели неудачу .попытки объяснить ориентацию при перелетах исключительно одним ориентиром: кориолисовыми силами. возникающими от вращения земли, магнитными или электрическими полями и т. д. Экспериментальная проверка их показала противоречивые результаты, видимо, из-за того, что при перелетах попользуется комплекс ориентиров, а не один, избран
В окончательной оценке ситуации решающее значение имеет мозг, и разгадка «механизма» ориентации при перелетах кроется в изучении мозговой деятельности птиц.
Совершенно особую, не менее интересную, .категорию явлений составляет «хоминг» — возвращение к «дому» искусственно удаленных птиц. Сорокалетней давности опыты с кряквами показали, что, удаленные на 1200 километров от гнездовий, они через несколько дней возвращаются назад. Ласточки, скворцы, жуланы, вертишейки и другие птицы также обнаружили эту способность. Буревестник за 14 дней возвратился из Венеции, куда он был завезен, к своему гнезду в Шотландии, покрыв 6000 километров. Белобрюхий стриж вернулся из Лиссабона в Швейцарию в трехдневный срок.
Механизмы хоминга в настоящее время также неясны. Пока что мы можем сказать, что при этом, видимо, в большей степени используются местные ориентиры, причем, вероятно, целый их комплекс. Особенно большое значение имеют экстраполяция и способность к количественной оценке явлений, внутренние часы и такое важное свойство деятельности мозга, как память.
«Пространственная ориентация птиц — вопрос чрезвычайно интересный на всех уровнях ориентации, от простейших до наиболее сложных. Он приобретает большое значение сейчас с бионикой и проблемой управления поведением животных.
Бионику интересуют средства и пути зрительной, слуховой и других видов ориентации, работа вспомогательных структур, обесточивающих лучший прием и обработку сигнала, оценка конечной информации в мозговых центрах. Птицы особенно привлекают биоников из-за миниатюрности, высокой надежности и производительности, широкого спектра действия, экономичности и других качеств их органов чувств, на много превосходящих все то, чем располагает современная техника.
Создавая искусственные ориентиры, человек вызывает у животных в природных условиях необходимые ему двигательные реакции. В одних случаях таким путем удается привлечь множество животных на ограниченную территорию, в других, напротив, рассеять, отпугнуть их от тех мест, где они нежелательны.

Как ориентируются птицы. 1ч.

Птицы воспринимают звуки частотой до 29 000 гц, тогда как летучие мыши до 150 ООО гц, а насекомые еще выше — до 250 ООО гц. Хотя с физической точки зрения слуховой аппарат птицы в воздухе и весьма совершенен, в воде он отказывает, и звуковая волна идет к слуховой клетке длинным и «неудобным» путем— через все тело, тогда как барабанная перепонка и слуховой проход оказываются полностью заблокированными. А как бы помог рыбоядным птицам подводный слух!

Известно, что дельфины с помощью слуха могут точно определять вид рыбы, ее размеры, ее местоположение. Слух для них вполне заменяет зрение, тем более, что возможности последнего еще более ограничены: просматриваемое пространство, например, для пустельги и сипухи составляет 160°, для голубей и воробьиных — около 300°, у дятлов — до 200° и т. д. А угол бинокулярного зрения, т. е. зрения двумя глазами, позволяющее особенно точно рассмотреть предмет, составляет у большинства птиц 30—40° и только у сов с их характерным «лицом» — до 60°. Еще меньше возможностей для обоняния у птиц — направление ветра, густые заросли и пр. помехи сильно затрудняют ориентацию по запахам. Даже грифы Урубу, спускающиеся к падали с огромной высоты, руководствуясь тонкой струйкой поднявшегося к верху запаха, и те далеко не всегда могут пользоваться этим видом ориентации.
Отсутствие необходимых органов чувств приводит к тому, что многие из природных явлений, как ориентиры, птицами не используются или используются недостаточно. Экспериментальные данные, отдельные полевые наблюдения дают весьма противоречивую картину. В определенных ситуациях, например, на ориентацию птиц влияют мощные радиостанции, однако не всегда, не во всех случаях. Птицы, безусловно, воспринимают изменения давления, но как тонко и может ли барический градиент   использоваться в качестве ориентира, совершенно неясно.
Таким образом, ориентационные способности каждой отдельно взятой особи весьма ограничены. Между тем птицам с их открытым образом жизни, окруженным массой врагов и других «житейских» неприятностей, надежная ориентация — вопрос жизни и смерти. И недостаточные индивидуальные возможности подправляются благодаря общению с другими особями, в стае, в гнездовой колонии. Каждый охотник знает, что к одиночной птице гораздо легче подобраться, чем к стае, которая имеет множество ушей и глаз и предупреждающий крик или взлет одной особи переполошит всех остальных. Различные крики, позы, яркие пятна в окраске обеспечивают совместное поведение птиц в стае, связь между ними. Создается как бы групповая, вторичная ориентация, где возможности ориентироваться, индивидуальный опыт одной птицы значительно возрастают за счет других. Здесь уже необязательно видеть самого хищника, достаточно слышать предупреждающий крик соседа. Конечно, сосед кричит вовсе не потому, что «хочет» предупредить других: у него это естественная реакция на врага, но остальные птицы воспринимают этот крик именно как сигнал об опасности.
Дело еще более усложняется и возможности одной особи еще более возрастают, когда связь устанавливается между птицами разных видов внутри сообщества. Например, крик мелкой птицы «на сову» собирает в лесу весьма разнообразное общество: синиц, славок, поползней, зябликов, ворон, соек, даже мелких хищников. Точно такое же «понимание» устанавливает¬ся между куликами, чайками и воронами на морских отмелях, между различными дроздами и т. д. В лесу роль сигнальщика играет сорока, крик которой, например при приближении крупного хищника или человека воспринимается не только самыми разными птицами, но и млекопитающими. Здесь групповая ориентация идет еще дальше.
которых складывается общее здание пространственной ориентации. По остроте зрения птицы не имеют себе равных. Общеизвестны удивительные способности в этом отношении различных хищников. Сокол-сапсан видит небольших птиц на расстоянии свыше километра. У большинства мелких воробьиных острота зрения в несколько раз превышает остроту зрения человека. Даже голуби различают две линии, идущие под углом в 29°, тогда как для человека этот угол должен быть не мене 50°. Птицы обладают цветным зрением. Можно, например, научить цыплят клевать красные зерна и не клевать голубые или бегать в направлении красного экрана и не подбегать к голубому и т. д. Косвенно это доказывается и удивительным разнообразием окраски птиц, представленной не только всеми цветами спектра, но и самыми разнообразными их сочетаниями. Окраска играет большую роль в совместном поведении птиц и используется как сигнал при общении. Наконец, можно добавить, что недавними опытами польских исследователей, кажется, подтвердилась способность птиц воспринимать инфракрасную часть спектра и, следовательно, видеть в темноте. Если это так, то станет понятной загадочная пока способность птиц жить в темноте или при сумеречном освещении. Помимо сов, к этому, видимо, способны и другие птицы: в условиях долгой полярной ночи в Арктике остаются зимовать белая и тундряная куропатки, ворон, кречет, чечетка, пуночка, различные чистики.
Эти особенности зрения птиц обеспечиваются замечательным анатомическим строением их глаза. Прежде всего птицы обладают относительно огромными глазными яблоками, составляющими у сов и соколов. Глаз птицы имеет большое количество чувствующих клеток- колбочек, необходимых для острого зрения, снабженных красными, оранжевыми, зелеными или голубыми масляными шариками. Полагают, что масляные шарики дают возможность птице различать цвета. Другой особенностью глаза птицы является быстрая и точная его настройка — аккомодация. Это осуществляется изменением кривизны хрусталика и роговицы. Быстрая аккомодация позволяет, например, соколу, бьющему с большой высоты по утиной стайке, отчетливо видеть птицу и правильно оценивать расстояние в любой момент своего броска. У степных птиц в сетчатке глаза имеется особая полоска чувствующих клеток, позволяющая особенно отчетливо и на большом расстоянии рассматривать горизонт и удаленные предметы. Глаза бакланов, чистиковых, уток, гагар, охотящихся за рыбой под водой, имеют специальные приспособления, обеспечивающие подводное зрение.
Обоняние птиц до сих пор остается мало исследованным и весьма загадочным. Длительное время считали, что птицы обладают плохим обонянием, однако новые эксперименты говорят обратное. Певчие птицы, утки, некоторые куриные различают запахи, например, гвоздичного и розового масла, амилацетата, бензальдегида. Утки находили коробку с пищей по особому запаху и с расстояния в 1,5 метра направлялись прямо к ней. Хорошим обонянием обладают грифы урубу, некоторые козодои, буревестники, чайки. Альбатросы собираются на брошенное в воду сало с расстояния в радиусе десятков километров. Охотникам известны случаи, когда вороны находили закопанные в снег куски мяса. Кедровки и кукши довольно точно отыскивают в вольере пахучие куски пищи, запрятанные в подстилке, руководствуясь, видимо, также исключительно обонянием.
Птицы, в общем, обладают посредственно развитым вкусом и только в отдельных группах, как, например, у зерноядных птиц, хищников и благородных уток он достигает некоторого развития.
Большое количество нервных окончаний в виде осязательных телец располагается в коже птиц, в оснований перьев, в костях конечностей. С их помощью птица может определять, например, давление воздушной струй, силу ветра, температуру и т. д. Эти нервные окончания очень разнообразны по строению и функциям, и есть мнение, что именно среди них следует искать неизвестные пока органы восприятия электрических, магнитных полей и т. д.
Большое количество осязательных телец располагается на кончике клюва бекаса, вальдшнепа и других куликов, добывающих пищу зондированием влажной земли, тины и грязи. У пластинчатоклювых, например у кряквы, кончик клюва также покрыт чувствительными тельцами, отчего верхнечелюстная кость, как и у вальдшнепа, выглядит совершенно ячеистой.